1

Денис Ковалевский: «Несмотря ни на что, возвращением в «Славию» я доволен»

Опорный полузащитник Денис Ковалевский после двух сезонов выступлений за «Динамо-Брест» вернулся в Мозырь. Учитывая долгую историю отношений Дениса и «Славии», корреспондент FCSM.by Михаил Винокуров решил поговорить с футболистом о двух этапах мозырской карьеры, ролях Юрия Малеева и Юрия Пунтуса в его становлении, вариантах развития карьеры и многом другом.

– Давай начнем беседу с сезона 2013 года, когда «Славия» покинула Высшую лигу. Что скажешь о подборе игроков на тот момент?

– Состав был опытный. Малеев собрал неплохую по именам команду, только вот результата не было. Много мячей пропустили в концовках матчей. С чем это связанно? Может, усталость, а может какая-то расхлябанность. Хотя игра была. Думаю, сначала не хватало везения, а после сказалось давление за результат и как следствие нервозность.

Почему некоторые футболисты покинули клуб в начале чемпионата? Их испугали условия, результаты команды на старте сезона или что-то иное?

– Даже не знаю. Возможно, они получили лучшие финансовые предложения от других клубов, поскольку после разъехались по разным чемпионатам. А игроки были сильные, особенно по игровым качествам мне очень импонировал Самсон Годвин.

Легионеры, прибывшие им на замену во второй половине сезона, могли изменить результат?

– Выходили на поле они редко. Это были не те имена, с которыми можно было сравнить ушедших на старте. Только Игорь Костров выделялся из этой группы, а остальные пригодились разве что для глубины состава. Как мне казалось, принести пользу в тот момент они не могли.

Можешь сравнить Игоря Кострова образцов 2013 и 2016 года?

– Мне кажется, что он вырос как игрок. Возможно, на это влияет тренер, результаты команды, психологический настрой. Однозначно он стал сильнее.

В 2013 году Малеев тебе доверил капитанскую повязку. Помнишь первые эмоции?

– Это было перед матчем, тренер огласил стартовый состав, но в числе первых 11 игроков не оказалось ни капитана, ни вице-капитана. Нужно было кого-то выбрать. Малеев подозвал меня к себе и сказал: «сегодня ты выведешь команду». Я был в легком шоке, ведь перед игрой нужно завести парней, сказать пару слов, а мне тогда было 20 лет. И тут я, почти самый молодой футболист в составе, настраиваю и рассказываю ребятам на порядок старше меня как нужно сыграть. Было немного необычно. На поле приходилось брать бразды правления в свои руки, общаться с судьями. Это был бесценный опыт, спасибо Юрию Ивановичу.

В 2012 ты играл в центре защиты, а в следующем сезоне уже в опорной зоне. Это случилось от недостатка исполнителей в центре поля или Малеев видел тебя на этой позиции?

– Он целенаправленно поставил меня на эту позицию, так как видел, что мне нравится подержать мяч, быть в центре событий на поле. Ему нравилось то, как я начинаю атаку, что могу брать игру на себя. Вот почему мне и запомнились действия Годвина. Некоторые аспекты его игры я почерпнул для себя. Была установка находиться перед защитной линией, вести игру. Защитники мяч отобрали и передали его мне, а затем я ищу варианты развития атаки. Мне понравилось играть на этой позиции, часто разговаривали с Малеевым о тактике, о том, комфортно ли мне на новом месте. С Юрием Иосифовичем Пунтусом в текущем сезоне также обсуждали игру на месте опорного полузащитника.

Не было ли желания в течение сезона покинуть команду, как это сделали некоторые игроки?

– Однозначно нет. В моей игровой карьере ни разу таких мыслей не было. Если все в одну лодку сели, то нужно доплыть до конца вместе. Правда, в том году «доплыть» не получилось. Обидно, что вылетели тогда.

Один из легионеров команды заявил, что по-хорошему «Славии» нужно было покинуть Высшую лигу, чтобы все начать с начала, перезапустить некоторые внутрикомандные процессы. Разделяешь его мнение?

– Может, по-своему он и был прав, но, видимо, этот игрок не до конца не понимает наши реалии. В Европе совсем другое отношение к футболу. Тренировочные поля и базы там в порядке вещей, а у некоторых отечественных клубов уровня Высшей лиги и этого нет. Неужели для этого много нужно? Поливать поле, стричь, поддерживать его в нормальном состоянии. Чтобы не оказаться с теми условиями, которые у нас сейчас в Новиках. Мы не просим базу, хотя, конечно, она не помешала бы. Понятно, что на это нужны большие деньги, но все складывается из мелочей. Нужны хотя бы минимальные условия – нормальные тренировочные поля.

Не было ли между игроками разговоров о том, чтобы остаться в клубе, помочь вернутся назад?

– Нет. Да и никто не знал, что будет с клубом. Неизвестно было, кто придет на пост главного тренера в новом сезоне, ведь были в курсе, что Малеев уйдет. А нужен ли ты будешь новому тренеру, если останешься? Может, у некоторых «Славия» была как «запасной аэродром», но все искали уже новые варианты.

Тогда Малеев ушел на роль помощника главного тренера в «Минске», а сейчас занимает должность главного тренера в женской команде этого клуба. Стоило ли оно того?

– Это его решение, он хотел работать в столице, быть ближе к дому, семье. Тем более можно было рассчитывать со временем занять место главного тренера в «Минске». Ведь как у нас бывает: главного тренера снимают, ставят его помощника. Там несколько удачных матчей, приставка «исполняющий обязанности» убирается, и вот ты главный тренер.

Можно ли сказать, что дорогу в футбол дал Малеев?

– Да. В системе «Динамо-Минск» я был с 13 лет. Мне было 19, когда я оказался не нужен основной команде. Неизвестно, что бы сейчас было, где бы я играл, если бы мой первый тренер Пышник не посоветовал меня Малееву. В 2012 году он пригласил меня в команду, поверил, дал шанс. Уже во втором туре поставил в основной состав против моего бывшего клуба. Тогда Олег Страханович недоумевал:  «В прошлом сезоне парень играл во Второй лиге, а тут уже в основе выходит против «Динамо». Я таких ходов еще не видел». Малеев спросил: «Ну что, готов? Не обделаешься? Играем с “Динамо” на “Динамо”!». Я ответил, что готов. Но все равно уступили тогда 3:1. Вот такой выдался дебют.

Некоторые игроки по окончании сезона подали в суд иски на клуб из-за невыплаченных зарплат. Ты был в их числе?

– Нет, с моей стороны все было мирно. Тем более большую часть задолженности вернули 31 декабря. Такой вот новогодний подарок был.

2013 год ты записал себе в актив или в пассив?

– Считаю, что каждый сезон нужно рассматривать только с положительной стороны. Игры, тренировки – это все полученный опыт, это все идет в плюс.

Сезон закончился, команда вылетела, а на контракте остался только ты. Какие были эмоции?

– Я не знал, что будет дальше, что будет с клубом. Потом уже стало известно, что команду возглавит Пунтус. Мы с ним созванивались, общались. Он шутил, что вокруг меня команду будет строить. Но моей целью была игра в Высшей лиге, хоть я был и не прочь остаться.

Но тут на горизонте появился «Минск».

– Да. Мне позвонил Малеев, пригласил в столичный клуб. Понятное дело, что «Минску» нужно было платить за меня «Славии» отступные. Малеев сказал, что Пунтус принял мое решение об уходе. Осталось лишь решить вопросы с руководством «Славии». Я тренировался с «Минском», ждал ответа. В сделку хотели включить Рахманова, ведь он тогда принадлежал минчанам, то есть обменять меня в «Минск», а его оставить в «Славии». Пытались найти варианты, но в итоге Игорь Михайлович Шлойдо сказал, что денег на трансфер в клубе нет. В итоге переход сорвался.

Почти сразу мне позвонил Сергей Петрович Ковальчук (главный тренер «Динамо-Брест»). Сказал, что хотел бы видеть меня в составе на позиции опорного полузащитника, мне предложили неплохие условия. Брестчане отправили в Мозырь своего агронома, оплатили «Славии» участие на предсезонном турнире. Получил в итоге мозырский клуб за меня деньги или все было на такой вот бартерной основе, я не знаю.

Что скажешь о Бресте после Мозыря?

– Город больше, в нем чувствуется влияние Европы. Команда молодая, тренер амбициозный, клуб с историей и отличными фанатами, база, тренировочные поля. Все приятно удивило и обрадовало. Один минус – финансы, с которыми там были проблемы. Порой говорят «деньги не важны». Да конечно важны! Приезжим игрокам нужно платить за аренду квартиры, питаться. Наше дело играть, зарабатывать очки, а не думать о том, за что прожить.  Задача функционеров – вести коммерческую деятельность, искать деньги и выплачивать заработную плату.

В сезоне 2015 дела команды не улучшились, финансовые проблемы сохранились. Ходили разные слухи.

– Все так, хотя на старте выдали 2 победы, и начались разговоры, что не все у нас и плохо. Потом проблемы начали накапливаться в снежный ком. Этот груз давил на нас, что отражалось на результате команды. Пытались игнорировать сложившуюся ситуацию, но это не всегда получалось. В руководстве, по-видимому, никто не хотел работать.

– Когда фанаты принесли вам футболки, купленные за свои деньги, какие вы испытывали чувства?

– Было и приятно, и как-то неудобно. Люди собрались, заморочились, за что им огромный респект. Хотя обо всем этом должно было думать руководство. А то ни денег, ни даже формы. Куда дальше? Не пройти лицензирование и скатиться во вторую лигу? Не удивился бы.

– В команду тогда пришел Павел Челядко, который уже успел покинуть Высшую лигу вместе со «Славией» и «Днепром». Шутили в команде по этому поводу?

– Да, приютили бедолагу. Помню, звонит как-то Ковальчук и говорит: «Ты же знаешь Пашу Челядко? Он к нам приехал, можно он у вас пару деньков поживет?». А я в то время жил с Вадимом Курловичем. Он спал на диване, я на двуспальной кровати. И понятно было – либо он с Вадимом спит, либо со мной. По старой дружбе я к себе его положил (смеется).  Потом купил тахту и спал уже отдельно.

Он и команде помог. Мы с парнями из команды подкалывали его, мол, «Паха, ты всегда топишь команды. «Славию» утопил, «Днепр» утопил, а теперь и в брестском «Динамо» не все гладко. Если и в этом сезоне вылетишь, то тебя больше ни в одну команду не возьмут – клеймо на всю жизнь». Благо все обошлось и для Паши, и для бресткого «Динамо».

– В середине сезона 2015 ты отправился на просмотр в «Ягеллонию».  Как проходил просмотр?

– Поступило предложение, долго не думал и поехал. Инфраструктура у клуба отличная. По сравнению с Беларусью – небо и земля. Перед игрой квалификации Лиги Европы с «Омонией» клуб провел тренировку на главном поле. Они понимали, что на матче в Кипре их ждет «ад», и на стадионе включили фонограмму с болельщиками. Там такой гул стоял, что я не слышал подсказки игрока, который находился в паре метров от меня. Представь, 25 тысяч болельщиков орут. Когда забивают гол, шум еще больше! Для меня это было шоком.

После тренировки мы поговорили с тренером. Он сказал, что доволен мной и не против оставить в команде. Но мне кажется, что я просто приехал не вовремя. Команда решала свои задачи в еврокубках и чемпионате страны. Самый разгар. Понятное дело, тренеру было не совсем до меня. Плюс ко всему лимит: два человека без европейского паспорта, которые в составе уже были. Хотя, по моему мнению, я был сильнее некоторых игроков, которые числились в команде. В итоге сошлись на том, что они будут продолжать следить за мной. Но никакой конкретики от них не было.

Тоже бесценный опыт. На людей посмотрел, себя показал.  Прогулялся по городу, даже встретил Пашку Челядко.

– Был ли у тебя какой-то особый настрой в матчах против «Славии»?

– Рад был, когда «Славия» приезжала в Брест или мы в Мозырь. Все-таки далеко не последняя для меня команда. Испытывал ностальгические чувства. Такая же ситуация и сейчас по отношению к бресткому клубу. После недавнего матча в Бресте я поблагодарил и фанатов «Славии», и фанатов «Динамо».

– Долго ли пришлось убеждать вернуться в Мозырь?

– Честно говоря, у меня были предложения еще от пары команд. Но мы с Иосифовичем хорошо поговорили, он меня заинтересовал. Причем я сейчас не о финансах. Да и Пашу Челядко он хотел видеть в команде. Но кто что выбрал ты видишь сам (улыбается).

– Пунтус хотел, чтобы ты захватил вместе с собой Челядко. А Криушенко не хотел, чтобы Челядко позвал тебя в Жодино?

– Хотел. В итоге Игорю Николаичу пришлось отказать, хоть это и было трудно. Но несмотря ни на что выбором я доволен.

Когда ты получил травму на старте сезона, сообщали, что через две недели ты будешь готов возобновить тренировки. В итоге восстановление затянулось, более того, пришлось делать операцию. Как так получилось?

– Думали, что обойдемся малыми средствами – мази, процедуры. Вот эти заявленные две недели прошли, я уже нормально хожу. Приступаю к тренировкам, выхожу на поле, проходит 10-15 минут, и снова появляется боль. В итоге решились на операцию. Было тяжело включиться в сезон, пропустив практически всю предсезонку. Вот потихоньку набираю.

Многие болельщики удивляются, что Пунтус пробует тебя на разных позициях.

– Мы говорили с тренером на эту тему. Сезон длинный, буду играть там, где пригожусь. Вот с «Витебском» сыграл в защите – пропустили четыре, с «Минском» вышел в опорной зоне – забил.

– Команду в начале сезона бросает из крайности в крайность – то поражение 0:4, то победа 6:2.

– В первом матче показали хорошую игру со «Слуцком». Однако тот пропущенный мяч в концовке не дал нам добиться положительного результата.  Потом победа над «Нафтаном», однако игра не самая лучшая. И вот после Новополоцка все пошло наперекосяк : 1:3 с «Гранитом», 0:1 с «Крумкачами» и 4 безответных мяча от «Витебска». В этих матчах просто не использовали свои моменты в отличие от соперника. А вот во встрече с «Минском» уже везло нам, и залетало все, что только могло залететь. Гвилия был в шоке, когда на 28 минуте счет стал 4:2. Ну, и в Бобруйске вырвали ничью на последних минутах.

В принципе, команды в чемпионате примерно равные. При должной самоотдаче и стечении обстоятельств можно рубиться со всеми и брать очки, что мы будем стараться делать.